Наш земляк Валерий Новиков был очевидцем событий в Чернобыле

135

Об одной из самых страшных ядерных трагедий второй половины ХХ века старшее поколение помнит по тревожным выпускам новостей того времени, нынешнее же знает либо понаслышке, либо из показанного недавно американского сериала. Наш земляк Валерий Новиков – живой свидетель ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, более того, он был в составе киногруппы, снимающей живую хронику тех событий


Редакция газеты «Моя Земля» связалась с режиссёром Валерием Новиковым, который сейчас живёт в Новосибирском Академгородке, по видео-связи. Попросили поделиться воспоминаниями о той аварии, рассказать о себе, о творчестве, о том, что и сегодня связывает его с родным Алтаем

Точка отсчёта
— Газета «Моя Земля» представляла и представляет собой печатный орган Бийского района, и мне это СМИ чрезвычайно интересно. Сам я родился в Бийске, у меня в Бийске всю жизнь прожили родители. А биография отца напрямую связана с Бийским районом. Герман Васильевич Новиков немало лет работал в сельхозпредприятиях района, в зверосовхозе, был экономистом районного управления сельского хозяйства. И когда я встречался с людьми, которые работали с ним, все они отзывались о нём в чрезвычайно высоких и ярких тонах, как о человеке глубокой порядочности, большой эрудиции. Конечно же, слышать это мне было очень приятно.

И сам я прочно храню воспоминания из своего детства, своего отрочества, вспоминаю нашу среднюю школу № 3. Именно отсюда, с родной земли, начался мой путь сначала в Томск, потом через всю страну.

О судьбе, о документальном кино
— Сейчас, оглядываясь на свою жизнь, могу коротко характеризовать её так: вспоминаются дороги, встречи и фильмы. Правда, сначала я окончил геологический факультет Томского университета и проработал два с небольшим года в Северо-Алтайской экспедиции.

Но потом судьба привела меня в журналистику – в кино. Не стал противиться её велению, окончил ещё один институт, знаменитый, недавно отметивший своё 100-летие ВГИК. И полностью посвятил себя съёмкам документальных фильмов.

Иногда о документальном кино говорят как о младшем брате художественного. Категорически с этим не согласен. Это вполне самостоятельный вид искусства, и многие документальные фильмы у людей вызывают больший отклик в душе, чем игровые. Думаю, что в отличие от художественного, документальное кино в каком-то смысле переживает у нас в стране очередной расцвет. Много хороших фильмов, много мастеров. Но, к сожалению, разрушена система проката документальных фильмов, по телевидению их практически не показывают, поскольку телевидение снимает свои фильмы, свои репортажи. Повторюсь, документальное кино – есть, оно идёт своей дорогой, параллельно с телевидением, с научно-популярным, с киножурналистикой.

Исцеление Арктикой
— Много поездил по стране и мало бывал за границей, всего-то в нескольких странах. О чём нисколько не жалею. Была ситуация, когда отказался от бесплатных путёвок на Кубу и в Болгарию, потому что в это время были экспедиции на Чукотку и на Алтай. Для меня эти поездки были ценнее, чем зарубежные впечатления. Не подумайте, что кокетничаю. Это не так. Мне всегда было интереснее заглянуть в какие-то отдалённые уголки нашей страны, в которые попасть трудно. Ну как, не будучи членом экипажа ледокола, дважды пройти по Северному морскому пути от Мурманска и Кандалакши до мыса Дежнёва?

А тогда – помню – мы просто пришли к президенту Мурманского морского пароходства, показали ему бумаги, что мы снимаем документальный фильм об этом регионе по заказу центрального телевидения. Тогда эта система была отлаженной, очень много документальных фильмов снималось именно по заказу центрального телевидения. Нам без всяких разговоров дали «подорожные» письма к капитану ледокола. И мы отправились в путь через льды мимо мыса Желания, через Карские Ворота.

Арктика с самого начала находила большой отклик в моей душе. Когда выходишь на палубу ледокола и видишь эту бескрайнюю ледяную пустыню, белых медведей, которые уходят при появлении ледокола, огромные стаи арктических птиц в небе, слышишь треск ломающихся льдов – это завораживает и пленит.

У меня есть один документальный рассказ о человеке, который так и называется — «Пленник Севера». Человек попал на Север, и, несмотря на то, что у него был свой домик на благодатной Кубани, яблони и вишни из сада свешивались за палисадник, он жил на Севере и не мог оттуда вырваться.

Как говорил академик Влаиль Петрович Казначеев, с которым я был неплохо знаком: «Я не удивляюсь, что Арктика действует на тебя вдохновляюще. Не исключаю, что когда-нибудь там, на берегу Ледовитого океана, будут курорты. Потому что некоторым людям, для того чтобы прошли их недуги, нужно ехать не в тропики, а в Арктику». Я это испытал на себе. Было…

Место притяжения
Ещё одно место, которое постоянно живёт в моей душе – родной Алтай. Мы с другом-оператором, который тоже «болел» Алтаем, шутили, что если раздастся звонок, и скажут: «Через 15 минут надо выехать на Алтай», – этого времени на сборы нам вполне хватит.

До сих пор в глазах алтайские пейзажи… И, конечно, одной из главных точек притяжения на Алтае стало для меня Телецкое озеро. Там я снял несколько фильмов, в том числе – «Алтайский заповедник – от весны до весны». С заповедником связана такая занятная история. Главный лесничий – Виктор Спицын, а тогда он только-только окончил Воронежскую сельскохозяйственную академию, и стоял вопрос о распределении на работу, – посмотрел этот фильм. И после этого он уже ни секунды не колебался, куда ему ехать. Насколько я знаю, он и теперь благополучно трудится там, построил дом на берегу озера, встречается в горах со снежными барсами, словом, работает.

Был я хорошо знаком со многими лесниками, которые в разное время работали на кордонах Алтайского заповедника, но многие из них, к сожалению, уходят из жизни. Вот недавно получил печальную весточку – ушёл из жизни Гриша Алиханов с кордона Кокши… Что сделаешь, годы берут своё, работа трудная, и условия, в которых они живут – тяжелейшие. Но у меня об этих людях, об Алтае остались не просто воспоминания – остались фильмы.

Больно, когда что-то рушится
— Вспоминается фильм, который снимали в Тянь-Шане о посёлке Иныльчек. Туда добирались по крутому горному серпантину. К слову, Пик Коммунизма оттуда очень хорошо виден. Коллеги по первой моей специальности – геологи — нашли там чрезвычайно ценный и редкий минерал касситерит, который используется для получения олова. Природа запрятала его в непроходимейшие места.

Но люди пробили туда дорогу, по которой ходили большие МАЗы. Старательские бригады – была в то время такая новая форма организации труда – били штольни, добывали и отправляли руду в Новосибирск на оловянный комбинат.

У этого месторождения были огромные перспективы, небольшая деревня, затерянная в ущелье между скал, над которыми кружили грифы, должна была превратиться в город. Но случилось непредвиденное, что называют словом «перестройка». Недавно в интернете я обнаружил снимки развалин пятиэтажных домов, которые тогда начинали строить в Иныльчеке. Смотреть на это больно. Как больно смотреть, как разрушаются арктические посёлки, где я бывал. Правда, в последнее время государство начинает поворачиваться к Арктике лицом. Это возрождает надежду.

Встречи, которые подарила профессия
— Профессия часто дарила мне возможность познакомиться с выдающимися людьми. О многих из них снял фильмы.

Есть фильм об основателе Новосибирского Академгородка – первом председателе СО РАН Михаиле Алексеевиче Лаврентьеве. Каждый раз, проезжая мимо памятника ему в Новосибирском Академгородке, вспоминаю встречи, о том, какого масштаба, ума и проницательности был этот человек.

Ещё один памятный фильм – «Никто пути пройдённого у нас не отберёт». О легендарном министре среднего машиностроения Ефиме Павловиче Славском. По сути, это был руководитель всей атомной энергетики страны. К слову, на курорте Белокуриха, построенном тоже при его участии, есть памятник Славскому. А я вспоминаю, как мы сидели с ним в одном подмосковном санатории, где он рассказывал о себе, о жизни, и всегда находил самые тёплые слова не только для предприятий отрасли, которые крепили могущество нашей Родины, но и для Алтая, для Белокурихи.

Чёрно-белый Чернобыль
— Сейчас занимаюсь больше литературной работой, у меня вышло несколько книг. В числе прочих есть книга «Чёрно-белый Чернобыль». Случилась так, что однажды судьба режиссёра-документалиста занесла меня туда. В 1986 году два месяца – в сентябре и октябре – мы снимали завершающие фазы строительства саркофага. Работы по его возведению в этот период выполняли строители из Сибакадемстроя. Был сформирован большой строительный отряд под руководством директора Сибакадемстроя Геннадия Дмитриевича Лыкова. И он пригласил нас – сибирских киношников (не люблю слово «кинематографист»), чтобы мы сняли два завершающих месяца строительства саркофага. После этого удалось побывать в Чернобыле в 1988 году, а всего о Чернобыле мы сняли 6 фильмов, которые отражают хронику ликвидации аварии.

Здесь хотелось бы упомянуть ещё вот о чём. Недавно в связи с выходом американского сериала «Чернобыль» возник всплеск повышенного интереса к этим событиям. Фильм с профессиональной точки зрения очень хороший. Хотя, конечно, историческую правду он нарушает. Про многое из показанного на экране ликвидаторы аварии говорят: «Этого не было» или: «Это было не так». Допустим, деталь — вертолёт, упавший на саркофаг, сняла только наша группа, конкретно – выдающийся оператор Виктор Гребенюк. Но было это 2 октября 1986 года, а не как показано в фильме – в один из самых первых дней после аварии. И в сериале много таких несостыковок.

 

 

 

 

 

Родная земля, она – тёпленькая
Не могу в череде встреч с интересными людьми не упомянуть встречи с Василием Макаровичем Шукшиным. Мы с ним встретились в Сростках, где он снимал ещё один из первых фильмов — «Печки-лавочки». У нашей студии была идея пригласить его к нам снять документальный фильм. В ту пору у Василия Макаровича ещё не было ни «Калины красной», ни других его знаменитых фильмов.

Валерий Новиков и Василий Шукшин

Подумали: способный парень с Алтая, окончил ВГИК, неплохие фильмы снимает. Почему бы не предложить ему снять для нас. Поехал в Сростки, встретиться с Шукшиным. Помню, он тогда ответил на моё предложение: «Да я и сам об этом думал». Два часа просидели на Бикете (старое название горы Пикет), как раз был перерыв – тучи затянули солнышко, и освещение не позволяло снимать. Шукшин сходу загорелся и стал набрасывать что-то вроде основной идеи: «Надо снимать фильм о земляках, которые отсюда уезжают. Потому что они же всё равно сюда возвращаются. Родная земля, она – тёпленькая». И он погладил ладонью осеннюю остывающую землю, на нём были те сапоги, которые можно увидеть на Василии Макаровиче в «Печках-лавочках». И слова его крепко запали в душу.

Эпилог
С редакцией газеты общаются многие интересные люди, наши земляки. Приходят к нам в гости, выходят на видеосвязь, пишут письма. Прав Василий Макарович, где бы ни находился человек, где бы ни жил, его всегда тянет на родную землю, к своим истокам.

Для справки:
Валерий Германович Новиков – заслуженный деятель искусств РФ, кавалер ордена Мужества – родился в Бийске в 1938 году. Окончил геолого-географический факультет Томского государственного университета и сценарный факультет ВГИКа.

Работал геологом-поисковиком Северо-Алтайской экспедиции, редактором Томской студии телевидения, редактором, а затем режиссёром Западно-Сибирской киностудии. На протяжении многих лет занимается литературной деятельностью, является автором нескольких книг.

За время работы в кинематографе создал 40 документальных лент, в основном посвящённых Сибири, её природе и людям. В творчестве режиссёра широко представлена алтайская тема: им созданы такие фильмы, как «Короткое, короткое лето», «В алтайском аиле», «Колыбельная для озера», «В долине Чулышмана» и другие.

Много работал в жанре кинохроники: как режиссёр и сценарист, подготовил более 50 выпусков журнала «Сибирь на экране». Особую значимость в его жизни и творчестве имела работа над циклом фильмов о чернобыльской катастрофе. Имя В.Г. Новикова занесено во Всероссийскую книгу Почёта Союза «Чернобыль».