Удивительная история жизни 103-летней жительницы Алтайского края

397

Жительнице Баево Татьяне Яковлевой – 103 года. Совпали в этой точке времени, в 1917 году, два рождения – маленькой алтайской девочки и краевой газеты. И той, и другой суждена была долгая жизнь. И дважды удивительна биография женщины ее невероятной похожестью на историю, описанную в «Юноне и Авось»


Сама Татьяна Акимовна в силу возраста уже не читает – помогают родные, «досматривающие» бабу Таню (своих детей ей вырастить не довелось).

В каждом доме выписывают районную газету «Голос хлебороба», краевую «Алтайскую правду» или все вместе. – Она, когда помоложе была, газетки-то от корки до корки читала, это вы по адресу, – рассказывает ее племянница Надежда Ивановна, у которой бабушка сейчас живет. – Правда и то, что совсем юной она вышла замуж, проводила мужа в дальний путь да так и не дождалась и замуж уж больше не выходила.  Но – по порядку.

Яковлевы (Татьяна Акимовна сохранила девичью фамилию) жили, не бедствовали, даже после революции. Держали большое хозяйство – лошадей, коров, свиней, овечек, птицу. Пахали и сеяли, имели собственную заимку. У отца с матерью было девять детей, и каждый с малолетства был к труду приучен. Таня, например, с восьми лет в поле работала.

– К 30-м годам всех в колхозы стали загонять, а там не умели ни за скотиной ходить, ни за землей. Вот тогда жизнь у нас и испортилась. Все пошло кувырком. Перед войной-то уже и голодали, бывало, – вспоминает бабушка. На фронт Яковлевы проводили двоих своих сыновей, Кирилла, 1907 года рождения, и Ваню, 1910-го. Иван вернулся, а Кирилл уже в Германии погиб, двух месяцев не дожив до победы.

А теперь – «Юнона и Авось», алтайский вариант бессмертной истории любви. Суженый Татьяны – не граф Резанов, конечно, да и сама она – не Кончита Аргуэльо, дочь губернатора Калифорнии. Но как похожи эти судьбы! Сосватали Таню рано. Семьи невесты и жениха жили бедно, не до ухаживаний было, не до прогулок под луной. Да и сватовство устроили чисто символическое. Пришли к Яковлевым сваты, проставились да в тот же вечер в дом свекра молодуху и забрали. Ни загса, ни венчания с платьем, цветами и фатой.

– Отец даже рад был, что я ушла. Одним ртом стало меньше. Мы тогда уже совсем бедно жили. Да и свекор не богаче. Меня как работницу-то и брали в тот дом.

Не прошло и трех месяцев, свекор с мужем отправились на заработки в Кемеровскую область. Она ждала год, два, три… супруг так и не вернулся. По сюжету «Юноны и Авось», граф Резанов заболел горячкой и умер где-то под Красноярском. Где сгинул ее суженый, Татьяна так до сих пор и не знает. Не то женой, не то вдовой вернулась она в отчий дом, поставив крест на личном счастье.

Всю жизнь помогала братьям и сестрам растить многочисленных племянников, работала в колхозе разнорабочей, в трудовой книжке – одна запись. Колхоз, а затем совхоз «Баевский». Была поваром на полевом стане, пояркой, дояркой. «Моя профессия называлась «куда пошлют», – смеется собеседница.

Ближе к пенсии не выдержал изработанный организм, ноги стали болеть у бабы Тани, и она попросилась нянечкой в совхозный детский сад – взяли, конечно. «А на пенсию я, как положено, пошла, в 55 лет, в 1972 году», – прикидывает баба Таня, забыв почему-то, что трудиться начала в том возрасте, когда нынешние первоклассники за парту садятся.

Фото газеты «Голос хлебороба»