Награждён золотой медалью на Анненской ленте

1117

В  этом  году  исполнится  90  лет,  как  почил  с  миром  уроженец  Сростинской  волости  Бийского  уезда,  крестьянин  Архип  Александрович  Борзёнков.  Прах  его  ныне  покоится  на  нагорном  Вознесенском  кладбище  города  Бийска


Архип из Сросток

Чем же знаменит этот человек и за что ему такие почести? Пожалуй, как сказали бы сегодня, Архип Александрович был талантливейшим менеджером и меценатом по меркам своего времени. Очень немного фактов известно из его детской и юношеской биографии. Допустим, как и когда Архип Борзёнков из Сросток переехал в Бийск? Где он приобрёл такие прекрасные навыки строителя, знания архитектора-проектировщика? Кто развил в нём таланты предпринимателя и организатора?

Можно только предположить, что крестьянская основательность, пытливость ума, природное чутьё да строгое родительское воспитание позволили Борзёнкову достичь довольно высокого авторитета в обществе, заслужить такое уважение.

Точно известно, что в 1885 году Архип Борзёнков организовал собственную иконостасно-иконописную мастерскую в Бийске. В мастерской работали резной, столярный, иконописный цеха и цех позолоты. Количественный состав работников менялся в зависимости от объёма договоров. Как пишет старший научный сотрудник Бийского краеведческого музея им. В. Бианки Светлана Соловьёва: «Иногда численность достигала 50 человек, среди них были местные и приезжие работники. С деятельностью мастерской связано начало творчества известного алтайского художника Григория Ивановича Гуркина, который работал в ней иконописцем в 1890-е годы».

Сохранились фамилии и других мастеров – иконописцев и краснодеревщиков: Иванов, Чеботарев, Емельянов, Пятков, Селивёрстовы – оба Ивана, дети друга Архипа Борзёнкова – Георгия Селивёрстова (отца Петра), прекрасного столяра-краснодеревщика, который после смерти жены принял монашеский постриг и занимался плотницким ремеслом на Бийском архиерейском подворье.

Судьбы этих людей складывались по-разному. Так, к примеру, Пятков уехал в Барнаул и там открыл собственную мастерскую. Старший из Иванов Селивёрстовых сначала работал у Борзёнкова, потом самостоятельно занимался столярным делом – ездил с артелями по сёлам Бийского уезда. Прожил до 1963 года, в советское время и до самого последнего дня работал столяром в Бийском пединституте. В 1987 году умер младший Иван Селивёрстов. До сих пор в Бийске его вспоминают как одного из самых искусных мастеров-краснодеревщиков. В краеведческом музее и по сей день хранятся резные изделия работы Ивана Георгиевича, в том числе и уникальная резная мебель, сделанная им в подарок на свадьбу дочери Августе.

Мастера-краснодеревщики

Приёмы и тонкости работы борзёнковских мастеров живо описаны в документальных книгах писателя Александра Родионова «Краснодеревщики» и «Красная книга ремёсел». Так, им подробно описан способ изготовления деревянной резьбы «по припороху». Мастера в своей работе использовали набор стандартных узоров, которые были перенесены на шаблонные кальки. Вырезанный шаблон накладывался на деревянную заготовку, делался «припорох» угольной пылью, и на доске оставался силуэт будущего рисунка. Для работы резчики в основном использовали наиболее пластичные и долговечные породы дерева – кедр и сосну.

Часто люди с достатком заказывали в мастерской Борзёнкова наличники для украшения своих домов. По свидетельству той же Соловьёвой: «Как правило, дома строились по типовым проектам, полученным в строительном отделении Томского губернского управления… Резчики из мастерской Борзёнкова, изготавливая по заказу декоративные детали, придавали каждой постройке неповторимый вид. В декоре доминировали растительные орнаментальные композиции, выполненные в глухой резьбе. Среди высокорельефных накладных деревянных узоров выделялись пышные розы, гроздья и листья винограда, веточки».

Строительство храмов и школ

Конечно, главным направлением работы мастерской были подряды на строительство церквей и на изготовление церковной живописи и иконостасов. Из различных источников известно, что Архип Александрович вёл надзор за строительством красавицы-церкви Иконы Казанской Божией Матери в селе Коробейниково. Именно Борзёнкова называют автором и исполнителем резного иконостаса. Также логично предположить, что он вместе со своими учениками расписал и интерьер церкви. В 1900 году его мастера участвовали в возведении церкви Знамения в селе Курья, той самой, в которой крестьянин Тимофей Калашников крестил своего сына, впоследствии – Героя России и дважды Героя Социалистического Труда оружейника Михаила Калашникова. Среди храмов, к которым приложили руку борзёнковские мастера, нельзя не вспомнить и бийские:  в частности, о создании резных позолоченных иконостасов для церкви святителя Димитрия митрополита Ростовского и Успенского кафедрального собора.

Творческое наследие Архипа Борзёнкова и его мастерской является объектом внимания многих учёных – Тамары Степанской, Юрия Крейдуна и других. Интересные факты приведены в исследовании Романа Волосного из Алтайского государственного университета. На основе архивных данных он отмечает, что мастерская Борзёнкова в конце XIX века строила Покровскую церковь в селе Тоурак Бийского уезда (ныне Алтайский район). «К осени 1898 г. был окончен кладкой фундамент церкви, а с 5 февраля 1899 г. начались плотничные работы, которые к 1 апреля того же года были закончены, и церковь вчерне была готова». Самое интересное в том, что «хотя к началу апреля церковь «вчерне» была готова, в мае церковно-приходскому попечительству оставалось ещё уплатить Борзёнкову 1680 руб. 11 к». То есть, Борзёнков при осуществлении подрядов на строительство храмов, понимая бедность большинства сельских обществ, шёл им навстречу, используя при расчёте систему рассрочки платежей за проделанную работу.

Помимо своей строительно-подрядной деятельности, Архип Александрович выполнял и проектировочные работы. В частности, в 1908 году по заказу купца Винокурова им была спроектирована церковь для села Берёзовского, в 1915 году разработан проект реконструкции Богоявленской церкви в селе Камень Барнаульского уезда (ныне г. Камень-на-Оби).

Как свидетельствуют историки, возводил Архип Борзёнков не только храмы, но и здания различных учебных учреждений. Силами его мастерской проводилась реконструкция здания Центрального Улалинского (Горно-Алтайского) училища, при организации строительства Верх-Ануйской второклассной церковной школы (ныне с. Верх-Ануйское Быстроистокского района) на общественном собрании большинство жителей и представителей местных властей, как пишет Волоснов, решили: «Подряд берёт на себя за 14 тысяч рублей подрядчик Борзёнков… Члены строительного Комитета наиболее склонны отдать подряд на постройку второклассной школы именно Борзёнкову, как человеку в строительном деле опытному и наиболее других благонадёжному, чем вести дело постройки хозяйственным образом…»

Попечитель и меценат

Взаимодействуя с духовными властями по роду профессиональной деятельности, Архип Александрович занимал и такие общественные должности, как церковный староста, попечитель церковно-приходской школы.

С конца XIX века он участвовал в деятельности противораскольнического братства святителя Димитрия Ростовского, занимавшегося миссионерством, борьбой с «расколом» и организацией начальных школ. Примерно в эти же годы он являлся церковным старостой бийской Александро-Невской церкви. При этом тратил немало собственных средств на обустройство храма. В годы массового открытия начальных церковных школ в уезде был попечителем церковной школы грамоты в деревне Верх-Сетовке Бийского уезда (ныне село Половинка Советского района).

По материалам краеведа Виктора Шипилова, за свою подвижническую и благотворительную деятельность Архип Александрович Борзёнков в 1914 году был награждён митрополитом Макарием Невским золотой медалью на Анненской ленте.

О фисгармонии, и почему нужно было менять фамилию

Известна точная дата смерти Архипа Александровича Борзёнкова. Как рассказал директор музея истории Алтайской духовной миссии Павел Коваленко: «В книгах регистрации бийского ЗАГСа я совершенно случайно нашёл запись: «28 октября 1930 года в возрасте 84 лет почил Архип Александрович Борзёнков, основатель и бывший владелец иконописно-иконостасной мастерской, староста града Бийска Александро-Невской церкви».

К слову, Павел Сергеевич сообщил ещё один интересный факт. В музей истории Алтайской духовной миссии Людмилой Серафимовной Борзенко была передана раритетная фисгармония XIX века, произведённая в Чикаго.

Валентина Серафимовна оказалась правнучкой Архипа Борзёнкова, которая была вынуждена всю жизнь скрывать историю своей семьи таким вот нехитрым способом – «потерей» двух букв фамилии. После смерти отца ей пришлось доказывать родство у нотариуса: в свидетельстве о рождении отца было написано – Серафим Иванович Борзёнков. А дедом и бабушкой отца были, соответственно, Архип Александрович и Устинья Никитична Борзёнковы.

Долгих семьдесят с лишним лет она бережно хранила старинный инструмент, пока в 2012 году не приняла решение передать фисгармонию в музей истории

Алтайской духовной миссии, на территории которой и располагалась знаменитая далеко за пределами города иконописная мастерская её деда.

Фотографии из фондов: Бийского краеведческого музея  им. В. Бианки и Музея истории Алтайской духовной миссии