26 мая, 2024 11:30
Elementor Header #60189
26 мая, 2024 11:30

Герои 15-й гвардейской кавалерийской дивизии

73
На снимке: Командиры 73-й кавдивизии.

Встречая государственный праздник — День народного единства, мы вспоминаем не только ополчение под руководством Минина и Пожарского, очистившее Русь от польских захватчиков, но и тех, кто позже вставал на защиту родной земли. На их высоком примере в наши дни продолжают воспитывать молодое поколение


 

Сегодня целая сеть автомо­бильных дорог связывает с миром сельские поселения Бийского района, а тогда, 75 лет назад, основной нитью была железная дорога. Именно на стан­цию 9 ноября 1941 года из деревень стекались родные и близкие, чтобы проводить на фронт бойцов только что сформированной в пригороде 73-й отдельной сибирской кавале­рийской дивизии.

К юбилею легендарного во­йскового соединения, внесшего важ­ный вклад в разгром фашистской Гер­мании, еще минувшим летом начали готовиться в Алтайском крае. На Бар­наульском ипподроме, где проходили престижные для всей Сибири скачки, для спортсменов и зрителей прозвучал рассказ Николая Кузнецова — неутоми­мого историка боевого пути земляков, прославившихся своими подвигами на фронтах Великой Отечественной войны. Демонстрировались фильмы, подготовленные при активном уча­стии Николая Евгеньевича. Большой интерес вызвали его книги о героях- сибиряках: «История 15-й гвардейской кавалерийской дивизии», «Воины-бийчане в составе 15-й гвардейской кавалерийской дивизии», «Дебальцевский рейд», «Освобождение Мозыря» и «Краснознаменная кавалерия».

И вот теперь настает пора отме­тить дату, считающуюся днем рожде­ния дивизии, имя которой присвоено одной из улиц Бийска. Важную веху в истории родного края под гудки же­лезнодорожного подвижного состава намерен отметить Николай Кузнецов, являющийся основателем музейной экспозиции о конниках, и его учени­ки, помогавшие по всей стране соби­рать поисковые материалы. А также, без всякого сомнения, последовате­ли-историки и потомки фронтовиков тоже будут на перроне вокзала, от­куда, начиная с 9 ноября 1941 года, по два эшелона в день ровно неделю уходили в бессмертие составы с кавалеристами, лошадьми и техникой.

 Наследники казачества

Вскоре после начала Великой Отечественной войны по приказу Ставки Верховного Главнокомандования нача­лось формирование ряда кавалерийских частей. На территории Сибири для этого была выбрана Бийская округа, известная своими казачьими традициями, уходивши­ми в далекое прошлое. Но теперь, в эпоху моторов, дальнобойной артиллерии и ав­томатического оружия требовалось нечто большее, чем просто идти на врага конной лавой. Требовалось научить личный состав воевать в современных условиях оружием, не уступавшим тому, с каким враг пришел на нашу землю. Да и в строевых коней еще только следовало превратить бывших кре­стьянских лошадок, «не нюхавших пороха» и боявшихся колесного скрипа.

Все это предполагалось осуще­ствить во время процедуры мобилизации красноармейцев и создания подвижного войскового соединения, в которое привле­калась и техника из местных машинотракторных станций, и табуны лошадей из сво­их колхозов и тех, что поставила братская Монголия. Как удалось установить при сборе краеведческого материала Николаю Кузнецову, уже к середине июля того гро­зового 1941 года на территории нынешне­го Бийского района были созданы пункты размещения бойцов, временные конюшни. Необходимыми были и пункты питания лю­дей, и места выпаса животных. Появились тогда даже своеобразные полигоны, на ко­торых простые земледельцы и животново­ды превращались в лихих рубак, способ­ных на скаку сечь врагов из автоматов и уничтожать их сабельными ударами.

 Лагерь в Малоугренево

Вот что несколько десятков лет на­зад сообщил историку житель села Ключи Константин Чирков, отец которого, Нико­лай Иванович, был среди самых первых воинов-кавалеристов. В конце лета и на­чале осени его удавалось навещать род­ственникам во время прохождения ново­бранцем армейского обучения.

«Ровно через месяц после начала войны — 22 июля, отец по повестке воен­комата прибыл на призывной пункт, на­ходившийся в лесу на окраине бывшего села Мочище. В тот день одновременно собралось около пятисот новоиспечен­ных красноармейцев. После регистрации и распределения по подразделениям всех одной колонной повели в район Мало­угренево. Следом на повозках везли раз­личный плотницкий инструмент — пилы, топоры, — а также кузнечный и даже зем­леройный — лопаты. Предстояло готовить базу и для себя, и для тех, кто добавится потом. И уже появились столовые под на­весами, землянки для казарм, когда при­гнали из соседних сел первых лошадей».

 Помощь из Монголии

nikola-kuzhn
Николай КУЗНЕЦОВ

Восстанавливая события той поры по частицам, по крохам, внимательно вы­слушивая потомков кавалеристов, читая фронтовые письма, Николай Кузнецов установил, что, даже реквизировав почти все конское по­головье округи, не удалось собрать нужное количество лошадей. Очень кстати кстати пришлись «иностранки» — к августу добравши­еся своим ходом через Горный Алтай дикие монгольские лоша­ди, низкорослые, но очень выносливые и крепкие. Впоследствии многие из них су­меют доскакать до самого вражьего лого­ва — Берлина. А тогда степняки пугались всего на свете. Так что нужно было вос­питывать их в новом духе.

По материалам музея, экспозиция которого собиралась педагогом и его вос­питанниками в Школе-интернате № 2, а ныне является наиболее полным собра­нием фактов и реликвий одной из самых знаменитых кавалерийских дивизий, мож­но узнать основные подробности. Так, еще до осени первого года войны был подго­товлен «учебный класс» как для кавалери­стов, так и для их боевых коней. Им стал полигон шириной под сотню метров, про­стиравшийся от заречной части Бийска до Семеновода.

 Полигон

Рассказывает Константин Чирков, сохранивший воспоминания, связанные с уходом его отца на войну:

«Были вкопаны ошкуренные со­сновые столбы с навешанными на каждый кольцами-вертлюгами. К этим устройствам длинными вожжами привязывали еще ди­ких, но уже обучаемых лошадей и гоняли кругами до полной усталости. Потом, ког­да у тех не было сил сопротивляться, сед­лали. И все повторялось снова уже на этом этапе. Были даже чучела, набитые песком по весу человека. И так, урок за уроком, добивались того, чтобы дрессура отучала взбрыкивать. А потом уже обучение на ко­нях проходили всадники».

Война бушевала тогда за тысячи километров от родных мест. Но именно туда рвались всей душой солдаты, полу­чавшие тревожные известия с фронтов. Их вкладом в разгром врага были пока что усердие и желание добиться своего на учебных занятиях. Практически уже на третью неделю начинались элементы джи­гитовки, рубка лозы острыми как бритва саблями. Тогда же, для полноты ощуще­ний, приучали к обстановке современного боя. На занятиях появлялись танки из во­инской части, стоявшей в городе. Теперь в атаку на ветви кустарника, укрепленные на столбах, с шашками мчались под рев дизелей и холостые, но все равно громкие орудийные залпы.

 Присяга

К первому снегу с учебой было по­кончено. 15 сентября 1941 года на пло­щади у текстильной фабрики состоялось принятие воинской присяги. Комдив пол­ковник Шерекин Алексей Федорович при­нял боевое знамя части от представителя командования. После чего, как и других его однополчан, признали полностью го­товым идти на фронт рядового сабельни­ка Николая Чиркова из третьего взвода четвертого эскадрона пятнадцатого пол­ка. К сожалению, ему не довелось вер­нуться обратно. Погиб геройской смертью в яростном сражении с врагом. Но тогда, ровно 75 лет назад, не о себе, а о Родине думали кавалеристы. И с энтузиазмом ус­лышали команду выступать.

Собирая данные для музея, Нико­лай Кузнецов установил, что уже 8 ноября 1941 года в лагере все было свернуто, погружено на повозки, и дивизия трону­лась в сторону железной дороги. Каждый боец имел карабин, саблю, по две грана­ты. Только первым испытанием стала Бия. Та осень рано сдала свои права суровой зиме. Потому уже шла по реке ледовая шуга, норовя смести понтонный мост, по которому поэскадронно, более часа пере­правлялись конники. А дальше ждали те­плушки, унесшие в военное пекло защит­ников Отечества.

 Путь героев

От Москвы до Берлина с боями прошли наши земляки-кавалеристы. Ме­нялась структура войск, связанная в том числе и с невосполнимыми потерями. В начале июля 1942 года кавалерийская дивизия получила новое обозначение «№ 55». А в феврале следующего года Приказом НКО СССР была преобразо­вана в 15-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, впоследствии удостоенную наименования Мазырская за массовую доблесть и мужество при освобождении городов Мозырь и Калинковичи. В том же 1944 году за овладение Люблином диви­зия стала Краснознаменной. И еще один высокий орден — Суворова второй сте­пени — получила незадолго до Победы, отбив у фашистов города Сохачев, Скерневице и Лович.

Время летит неумолимо, назы­вает имена новых героев. Но незыбле­мыми в памяти россиян остаются те, кто ради нынешнего процветания на­шей Родины проявил стойкость и му­жество. Потому продолжает свой поиск краевед Николай Кузнецов, получив­ший статус «Дети войны». А совре­менные ребята учатся патриотизму на материалах истории, тщательно соби­раемых, внимательно изучаемых и бе­режно хранимых для будущих поколений.

voiny-kavdivizii

Федор БЫХАНОВ. Фото редакции и из музейного архива

 

 

 

 

Loading